March 30th, 2010

Не тебе говорить, не мне бы слушать

В начале было слово.
И это слово... "УНИЧТОЖИТЬ".
В этом суть реакции президента и премьер-министра на трагедию 29 марта.
Что они говорят?
Чем они отличаются от террористов?
(тут)
Проживающему ныне в Герцлии отвественному по мокрым делам самой прозрачной компании эту тему разумнее было бы вовсе не поднимать.

Непонятность насчет сана

А. Н. Архангельский пишет: После всего, что понаписал Яков Гаврилович Кротов в своем ЖЖ после теракта, считаю себя с ним незнакомым. Реакция понятная, но прежде в своей телепрограмме тот же автор представлял публике Якова Гавриловича как "священника Якова Кротова". Так называть можно лишь того, кто правильно хиротонисан во пресвитеры, т. е. прежде сомнений в кротовской хиротонии у автора не возникало. Но тогда неясна смена титулования -- вчера священник, сегодня Яков Гаврилович. Негодные поступки правильно рукоположенного священника не лишают его сана, доколе он не будет из него извергнут своим священноначалием.

Что такое друзья народа и как они воюют против

Агиограф А. Б. Чубайса и горячий демократ А. В. Колесников пишет: Когда происходят события, сомасштабные взрывам в метро, становится слишком очевидной эта пропасть между защищенными и незащищенными, сверхбогатыми и обычными людьми, правящими и управляемыми. Никакой коэффициент Джини не демонстрирует столь ярко пропасть между хозяевами жизни и ее статистами, то есть человеческим мясом, нами, любимыми, пассажирами метро и родителями детей, обучаемых в неэлитных школах. Взрывы произошли в нашей с вами стране. Но никаких взрывов не было в ИХ стране – с их высокими зелеными заборами, бронированными машинами, перекрытыми автомобильными трассами и открытыми горнолыжными, разделительными полосами, бизнес-классами, фейсконтролем на входе. Да, было глухое эхо взрывов. Сказал же президент: усилить, ужесточить… Вот теперь ИХ холуи «усилят и ужесточат». Контроль над нами с вами. В целях ИХ безопасности. А гнев народный естественным образом переключится с начальников, крыш и крышевателей на инородцев и иноверцев. Последнее тоже важно, потому что под охраной у нас теперь и официозная версия православия. Все остальное может идти лесом, обмотавшись пластидом…
Далее остается только забиться в падучей. Между тем то же самое можно сказать про все теракты, совершаемые в местах массового скопления людей безотносительно к стране и режиму. Италия, Bologna Centrale, 1980 г., Париж, Сен-Мишель, 1995 г., Испания, Аточа 2004 г., Лондонское метро, 2005 г., Ирак, Пакистан -- все последние годы. Берешь колесниковский текст и камлаешь -- при всем различии помянутых стран и эпох.
Попутно трогает уверенность в том, что широкие народные массы правильно поймут пронизывающую весь текст дихотомию "Мы -- они". Накануне 1917 г. прогрессивная общественность тоже была уверена в такой грядущей понятливости. Затем ее ждал неприятный сюрприз.

Превосходный заголовок

Испортим им праздник!
Это такой призыв последовать Э. В. Лимонову и провести акцию 31 марта. Я не знаю, каким праздником у нас является 31 марта с. г. Разве что автор имеет в виду Песах, празднование которого продолжается несколько дней, но неясно, как он имеет в виду его испортить.

Для завершения бесед про Якова Гавриловича

И бесноватых, и антихристов во всякие времена хватало. В этом смысле Яков Гаврилович не оригинален. Но в в 50-80-е гг. XX в. -- в отличие от нынешнего времени -- вражьи голоса (они же университеты демократии) не прибегали к услугам антихристов и бесноватых, предпочитая сотрудничать с нормальными священнослужителями.
Свежо предание, а верится с трудом.